Психология ребенка. Психология взаимодействия матери и ребенка от рождения до трех лет. - Интересное - Психолог Оксана Цанава

Перейти к контенту

Главное меню:

Психология ребенка. Психология взаимодействия матери и ребенка от рождения до трех лет.



ищу психологаПоявление ребенка на свет – это яркое событие, очень важный момент в жизни матери и новорожденного. Но биологическое появление ребенка на свет и его психологическое рождение не происходят одновременно. Биологическое рождение ребенка протекает в течение ряда часов, психологическое же рождение ребенка – это сложный и медленно разворачивающийся процесс.

 
Психологическое рождение ребенка – это установление чувства собственной отдельности и формирование отношений с реальным миром. Особенно важно ребенку сформировать чувство своей отдельности от первичного объекта любви и главного представителя окружающего его мира – от своей матери. Ребенку необходимо почувствовать свою внутрипсихическую отделенность от матери и других людей, почувствовать, что он существует как отдельный индивид и при этом не ощущать себя физически отделенным и брошенным.

 
Начавшись в столь раннем возрасте, эти сложные внутрипсихические процессы сепарации и индивидуации никогда не заканчиваются, и оказывают влияние на весь жизненный цикл человека. Частично нерешенные проблемы с самоидентичностью, телесными границами, конфликтами, связанными с сепарацией могут оживать на любом жизненном этапе или даже всецело затруднять жизнь человека, а также привести к психическим расстройствам. Поскольку истоки этих проблем лежат в детстве особенно важно знать особенности протекания этих процессов и их периоды.

 
Самые важные процессы сепарации и индивидуации происходят в период с четырех или пяти месяцев до 3-х лет. До четвертого или пятого месяца новорожденный ребенок переживает два состояния: состояние нормального аутизма (те есть погруженности в себя) и состояние нормального симбиоза (слияния с матерью).

 
Фаза нормального аутизма (погруженности в себя) – это сноподобное, самодостаточное состояние, при котором доминируют скорее физиологические, чем психологические процессы. У ребенка почти полностью отсутствуют реакции на человека, выполняющего материнские функции, и преобладает состояние примитивной галлюцинаторной дезориентации, при которой у ребенка есть ощущение, что удовлетворение нужд происходит как бы само по себе. Это состояние ограничивается первыми неделями жизни, позднее у ребенка появляется ощущение, что удовлетворение потребностей не может происходить само по себе.

 
Следующая фаза – фаза нормального симбиоза («слияния» с матерью). Результаты материнских усилий по облегчению мук голода и прочий уход в этот период уже не воспринимаются ребенком изолированно. Маленький ребенок еще не может отделить их от собственных попыток ослабления напряжения, таких как мочеиспускание, дефекация, кашляние, рвота и других неприятных ощущений. Начиная со второго месяца жизни, ребенок ведет себя и функционирует, как будто он и его мать составляют единое целое. Потребность ребенка в матери в этот период абсолютна. На этом этапе маленькому ребенку очень важен эмоциональный контакт с матерью, контакт глаза-в-глаза, и чувственный физический контакт всем телом. Важно чтобы мать кормя ребенка грудью или из бутылочки делала это с любовью и удовольствием, сохраняя чувственный и эмоциональный контакт с ребенком. Процесс кормления не должен стать для матери рутиной или быть дискомфортным.

 
Приблизительно с четверного\пятого месяца жизни ребенок начинает постепенно отделять себя от матери, сначала появляется неспецифическая социальная улыбка, а затем специфическая (предпочтительная) реакция улыбки на мать. Появляется способность к различению объектов, которая физически проявляется в обнимании матери и отстраненнии от нее всем корпусом, а также в том, как ребенок манипулирует с предметами.

 
Примерно в шесть месяцев начинается пробное экспериментирование с сепарацией (отделением от матери) и индивидуацией (определением того, кто есть я?). Это можно наблюдать в таких поведенческих проявлениях как хватание матери за волосы, уши, нос, попытки запихнуть ей в рот еду и отстранение от нее, для того чтобы лучше разглядеть мать или что-то или кого-то рядом. На этот период приходится пик мануального, тактильного и визуального исследования материнского лица и тела, предметов ее одежды или украшений. Эти исследования позже позволят ребенку сверять знакомое с незнакомым.

 
С семи-восьми месяцев ребенок начинает проводить различия между матерью и другими людьми, начинает различать предметы – это важная способность для дальнейшего когнитивного и эмоционального развития. Он изучает мать и все, что его окружает.
 
К восьми месяцам у некоторых детей появляется тревожная реакция на незнакомцев, так называемая «тревога восьми месяцев». Наличие или отсутствие такой реакции зависит от взаимодействия матери и ребенка на симбиотической фазе (в период со второго по четвертый-пятый месяцы): у детей, у которых в фазе симбиоза превалировали «доверительные ожидания» не возникает сильно выраженной тревоги на незнакомцев; у детей, чьё базовое доверие было ниже оптимального уровня, может случиться внезапный переход к острой тревоге и страху перед незнакомцами.

 
В случаях, когда симбиотическое единство матери и ребенка протекают неблагоприятно, бывают отстроченные или преждевременные реакции отделения от матери. Если со стороны матери наблюдается навязчивость, «душащее отношение», не принимаются нужды ребенка, то возможна бурная реакция отделения (ребенок может физически отталкивать свою мать, охотнее идти на руки в другим людям из своего окружения). Если же мать не испытывает теплоты и интереса к ребенку, механически с ним взаимодействует, то ребенок может не проявлять интереса ни к матери, ни к окружающим и находиться в пассивном, подавленном состоянии или же наоборот может начаться ранняя реакция отделения от матери. Все эти признаки неблагополучия в период симбиоза и дифференциации могут негативно повлиять на дальнейшее развитие ребенка и сформировать паттерны негативного поведения, влияющие на всю последующую жизнь.

 
Следом за первыми попытками отделения от матери следует период непосредственного практикования в отдалении от нее. Это быстро протекающая телесная дифференциация от матери; установление специфической взаимосвязи с ней; и развитие автономного Эго-аппарата в условиях непосредственной близости к матери. Сначала наступает фаза раннего практикования, которая появляется сразу, как только ребенок сможет удаляться от матери физически при помощи ползания, карабканья, попыток выпрямляться и ходить, все еще держась за что-нибудь. В это же время ребенок исследует неодушевленные предметы, которые его окружают, но, несмотря на то, что внимание ребенка все больше переключается на внешние предметы и новые умения, главное внимание направлено на мать. Потребность в близких отношениях с матерью в этот период снижена, тем не менее мать является стабильной точкой отсчета, «домашней базой» к которой можно всегда вернуться за утешением и «эмоциональной подзарядкой». В это период ребенок учится получать удовольствие от существования своей матери на расстоянии. Некоторые матери сохраняют эмоциональный контакт с детьми только при помощи участливого взгляда или подбадривающих слов, даже когда находятся поодаль от ребенка.

 
С 10-12 до 16-18 месяцев, со способностью ребенка ходить самостоятельно ему открывается целый мир, появляются новые возможности для открытий и самоутверждения. Физическое отделение ребенка от матери с этого времени происходит как бы автоматически. Любящая мать обучает своего ребенка ходить самостоятельно, протягивает ему руки, когда он далеко, наклоняется к нему, как будто готовая обхватить его руками в случае необходимости, лицом она поощряет, вдохновляет его.

 
Если ребенок не получает этой поддержки и одобрения от матери или если сама мать испытывает множественные страхи, тревогу или бессознательную враждебность к ребенку, все это может привести к тому, что ребенок будет бояться отходить от матери, будет бояться самостоятельно исследовать окружающий мир, это может замедлить его развитие и желание осваивать хождение.
 
С обретением способности самостоятельно ходить, играть и говорить ребенок становится отдельным и автономным индивидом. К двум годам ребенок все больше осознает и использует свою физическую независимость, но при этом происходит значительное повышение чувствительности к фрустрации (переживанию из-за невозможности получения желаемого) и усиление внимания к присутствию матери. Характерное для предыдущей фазы желание ребенка удалиться от матери сменяется постоянной озабоченностью по поводу ее местонахождения, желанием разделить с ней каждое новое переживание и приобретение, а также потребность в ее любви. На первое место выходит страх потери любви, вместо страха потери объекта.

 
Два паттерна поведения характерны для этого периода – «следовать тенью» за матерью или убегать от нее, ожидая погони и подхватывания на руки. Феномен «следования тенью» выраженный чрезмерно говорит о том, что осознание ребенком своей отдельности вызывает у него сильное напряжение и он пытается уцепиться за мать и все время держать ее в поле своего зрения. Такое поведение может быть спровоцировано ранним развитием локомоторных способностей (хождения) и эмоциональной неготовностью ребенка справляться со своей самостоятельностью. Убегание от матери, ожидание погони и подхватывания на руки -  указывают на желание воссоединения с матерью и страх утратить недавно приобретенную автономию. Автономия защищается с помощью слова «нет», агрессии или негативизма. В этот период ребенок требует очень много внимания и терпения от матери. Многие матери не могут принять требовательность своего ребенка, не понимают, почему ребенок все время требует ее участия. В этот период ребенок подсознательно стремиться восстановить симбиотические отношения с матерью. Но сколько бы не стремился ребенок к этому, они больше не могут функционировать как единое целое. Со временем ребенок понимает, что его родители – независимые индивидуумы со своими личными интересами. Данный поворотный момент называется «кризисом воссоединения».

 
В этот период самыми лучшими реакциями матери являются – продолжительная эмоциональная доступность и радостное участие, спокойное принятие его ярости и негативизма, поддержка его тяги к приключениям, общение в игровой форме. Мать должна быть «спокойно доступна», ее эмоциональные реакции должны быть предсказуемы для ребенка. Подобная стабильность матери будет залогом благополучного развития процессов мышления, тестирования реальности и адаптивного поведения ребенка к третьему году жизни.
 
Некоторые дети на расставание с матерью реагируют повышенной бессистемной активностью, вместо реакции печали они становятся гиперактивными. Это связано с тем, что ребенок еще не обладает внутренней силой Эго, чтобы справится с печалью и, таким образом, гиперактивность следует рассматривать как ранний защитный механизм, направленный против осознания болезненного аффекта печали.
 
В период кризиса воссоединения могут возобновиться с новой силой реакции на незнакомцев, проявляется обычно эта реакция как застенчивость, также ребенок может стать нерешительным даже в кругу хорошо знакомых людей. Такая нерешительность может символизировать конфликтующие желания: остаться с матерью или желание функционировать отдельно от нее.

 
Хорошими упражнениями для тренировки процессов расставаний и встреч являются игры, когда какой-либо предмет прячут, а затем его находят, хорошо сопровождать такие игры словами «пока» при исчезновении и «привет» при появлении предмета. Можно играть с ребенком в прятки или в любимую многими малышами игру в «ку-ку».

 
В период расставания с матерью некоторые дети для облегчения чувства одиночества бессознательно используют предметы, которые ассоциируются у них с матерью. Чаще это что-то мягкое и теплое, приятное на ощупь (например, предмет одежды матери), иногда успокаивающими становятся какие-то действия, которые отвлекают малыша и приятны ему (еда, сосание соски, игра и.д.) Эти предметы и действия помогают неокрепшему Эго ребенка справляться с расставанием с мамой.

 
Длительность и интенсивность кризиса воссоединения сигнализирует о конфликтах, нарушениях в развитии, которые могут способствовать формированию неврозов. Конфликт сначала отыгрывается, а именно выражается в требовательном поведении, направленном на мать с целью заставить ее функционировать как всемогущее продолжение личности ребенка; все это сменяется проявлениями сильной прилипчивости. Чередование прилипчивого и негативного поведения на стадии воссоединения называется «амбивалентностью», имеющее место тогда, когда контрастные тенденции еще не полностью усвоены. Это может свидетельствовать о том, что у ребенка произошло слишком устойчивое расщепление объектного мира на «хорошее» и «плохое». Два этих механизма: требовательное поведение и расщепление объектного мира – в чрезмерном виде могут повлиять на формирование конфликтного характера у ребенка. В этом случае ребенку важно помогать понять, что объекты, люди бывают одновременно и хорошими, и плохими.

 
На третьем году жизни в идеале ребенок должен сформировать устойчивый и позитивный внутренний образ своей матери. Опора на этот образ будет позволять функционировать ребенку отдельно в незнакомой среде, несмотря на умеренную степень напряжения и дискомфорта, связанного с ожиданием матери.

 
Устойчивый и позитивный внутренний образ матери включает в себя больше, чем представление образа отсутствующего объекта любви. Это также способность к объединению «хорошего» и «плохого» свойственного объекту в один целостный образ. Это способствует слиянию агрессии и любви и смягчает ненависть к объекту, когда агрессия наиболее интенсивна.

 
Достижение ребенком представления о матери, как о постоянном, позитивном объекте, объединяющем в себе и хорошее и плохое нужно для того чтобы мать не отвергалась даже тогда, когда не может более обеспечить удовлетворение потребностей. Также в период физического отсутствия матери она может быть замещена надежным внутренним образом. Установление этого образа – медленный и сложный процесс, включающий в себя: доверие и уверенность, приобретаемые в результате регулярно происходящего облегчения различных потребностей ребенка на симбиотической фазе и приобретение уникального объекта любви – матери.

 
В норме подобный устойчивый и положительный образ матери должен сформироваться к третьему году жизни, но, тем не менее, нет четкой границы, когда это должно произойти, ребенок может оказаться способен все более полагаться на внутренний образ матери во время ее отсутствия и позже, и раньше трех лет. В социокультурном плане возраст трех лет, это возраст, когда ребенок считается готовым к посещению детского сада.
 
 
Литература:
 
Маргарет Малер С., Пайн Фред, Бергман Анни Психологическое рождение человеческого младенца: Симбиоз и индивидуация. Пр. с анг. – М.: Когито-Центр, 2011. – 413 с. (Библиотека психоанализа)
 Рене А. Шпиц. Первый год жизни. Пер. с анг. Л.Б. Сумм под ред. А.М. Боровикова. – М.: ГЕРРУС, 2000. – 384 с., илл.





Оценка: 5.0/5
ТАКЖЕ РЕКОМЕНДУЮ :
Квалифицированная психологическая помощь в Москве
Ярославская 13, Москва, Россия, 129366.
Электронная почта: 1@lavir.ru.
Телефон: +7 985 161-17-08.
© 2012 Психолог Оксана Цанава
Адрес: г. Москва, СВАО, ул. Ярославская, дом 13, к.1
E-mail: 1@lavir.ru Телефон: 8 (985) 161-17-08
Запись на прием с 10:00 до 21:00 без выходных
Назад к содержимому | Назад к главному меню